Проверьте ваш почтовый ящик! Check your mailbox!
Сегодня

1 декабря: мученика Платона; мучеников Романа и Варула; Собор святых Эстонской земли ...

Содержание
Главная Nota Bene! Читаем Евангелие Библиотека православная Аудиоматериалы Искусство с мыслью о Боге Для детей и родителей "Врата Небесные" Задать вопрос священнику Словарь Православия Фотогалерея
История Церкви Сестринское служение Иконы Богородицы Память угодников Божиих
Дарога да святыняў Ютубканал
Архив Dei Verbo Контакты «Поддержите наш проект!»
Рекомендуем


Христос на полотнах Ивана Крамского


Годы жизни: 8 июня 1837 – 6 апреля 1887 г.
 
«“Христос в пустыне” — это моя первая вещь, которую я работал серьёзно, писал слезами и кровью... она глубоко выстрадана мною... она — итог многолетних исканий...»
 
И. Н. Крамской
 
Иван Крамской. Автопортрет 
Великий русский художник Иван Николаевич Крамской родился 8 июня 1837 года в городе Острогожске Воронежской губернии. Отец Ивана был писарем. Художественные способности у мальчика открыл один из жителей города ретушёр Тулинов. Когда Ивану исполнилось пятнадцать лет, мать отдала его в учение к местному иконописцу, а через год юноша нанялся ретушёром к харьковскому фотографу, вместе с которым много путешествовал по России.
 
В 1856 году Крамской перебрался в Петербург, где работал у лучших столичных фотографов. Через год Крамской поступает в Петербургскую Академию художеств. В 1863 году Академия присудила художнику золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы» (1863, местонахождение неизвестно; эскиз находится в Таллинском музее).
 
Картина «Моисей источает воду из скалы» 
В год окончания Академии, в 1863 году, группа выпускников, всего четырнадцать человек, во главе с Иваном Николаевичем Крамским отказалась писать картину на заданную тему — «Пир во Валгалле», взятую из скандинавской мифологии. Это событие показало рождение нового направления в искусстве, новой силы, способной противостоять косному, оторванному от жизни академическому искусству. Этот скандал получил широкую огласку. За Крамским был установлен полицейский надзор. «Четырнадцать бунтовщиков» были отчислены из Академии, оказавшись, казалось бы, в безвыходном положении.
 
Однако в этой ситуации проявился замечательный организаторский талант Крамского. Изгнанные из Академии художники образовали самостоятельную артель, которую возглавил Крамской. «Бунтовщики» поселились на одной квартире; каждый член артели занимался самостоятельной работой. Вечером художники собирались вместе и проводили время за чтением, рисованием, обменивались творческими планами и идеями. Артель художников была независимой от официальных кругов, её целью была борьба за реалистические методы в искусстве.
 
Иван Крамской 
В этот же период Иван Николаевич преподавал в школе Общества поощрения художников. Здесь среди его учеников был Илья Репин. Крамской  оказал на творческое и нравственное взросление Репина серьёзное влияние.
 
Иван Николаевич пользовался непререкаемым авторитетом среди молодёжи. Он был хорошо осведомлён во многих вопросах, объективен в оценках, обладал великолепным даром рассказчика. В начале самостоятельной творческой деятельности Крамской по большей части писал портреты по заказам частных лиц, общественных деятелей. Также художник рисовал образа для церквей, расписывал храмы.
 
В 1865 году заслуженный профессор Академии художеств Алексей Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Но случилось, что из-за болезни Маркова всю главную роспись купола сделал Крамской, вместе с художниками Венигом и Кошелевым.
 
Роспись купола храма Христа Спасителя 
Храм Христа Спасителя в Москве 
Выход художника из артели совпал с зарождением другой организации — Товарищества передвижных художественных выставок. Главной целью Товарищества было приблизить искусство к народу посредством передвижений выставок по городам России. Крамской заинтересовался этой идеей и стал председателем и идейным руководителем этой организации, участвовал в выставках Товарищества с 1871 по 1887 годы.
 
Время высшего расцвета художественного таланта Крамского пришлось на 1870-е годы. В 1872 году Крамской написал своего «Христа в пустыне». Эта картина занимает совершенно особое место в творческой биографии Ивана Крамского.
 
Своё полотно И. Крамской обдумывает целое десятилетие. В начале 1860-х годов, ещё будучи в Академии художеств, он делает первый набросок, в 1867 году — первый вариант картины, который его не удовлетворил. Увидев эскизы к картине «Христос в пустыне» своего учителя профессора Крамского, 19-летний Илья Репин также начал работу над своей картиной «Искушение Христа в пустыне». Впоследствии он вспоминал: «Целую неделю я оставался под впечатлением этого вечера, он меня совсем перевернул. Успокоившись понемногу, я начинал компоновать “Искушение Христа в пустыне”».Работа над образом Христа потребовала от художника гигантского напряжения.
 
В 1869 году Крамской едет за границу, чтобы на месте «изучить всё, что было сделано “в этом роде”». Он в восхищении подолгу простаивает перед картинами великих мастеров, исследуя каждый мазок их кисти. По его мнению, лучшее изображение Христа дают полотна итальянских художников. Им удалось создать прекрасный и Божественный лик Христа. Однако Крамской был убеждён, что образ этого Христа «нашему времени чужой», он слишком отстранённый. Целый ряд недостатков живописец находит и в изображении наиболее ценимого им Христа Тициана на картине «Динарий кесаря». В одном из своих писем он напишет: «... всё-таки это итальянский аристократ по внешности, необыкновенно тонкий политик и человек несколько сухой сердцем, этот умный проницательный, несколько хитрый взгляд не мог принадлежать человеку любви всеобъемлющей».
 
Ещё будучи молодым человеком, Крамской пережил сильное эстетическое потрясение от картины А. Иванова «Явление Христа народу». Его глубоко ранила и трагическая судьба великого художника. Крамской в публицистике, письмах и в личных беседах всегда с необыкновенным теплом отзывался об Иванове и стремился быть продолжателем его традиций в живописи. Однако в плане портретных характеристик мирового образа Крамской мало что мог почерпнуть у своего учителя. На его знаменитой картине лица Христа не видно, там дан только общий план приближающейся к народу фигуры со смиренной и одновременно царственной осанкой.
 
Вернувшись на родину, художник совершает поездку в Крым — в районы Бахчисарая и Чуфут-Кале, которые своей природой напоминали палестинские пустыни.
 
«Христос в пустыне» 
...Иван Николаевич стоял в углу последнего зала Академии, в котором висело его только что оконченное полотно «Христос в пустыне». ...В зале было немыслимое количество народу. Шла Вторая выставка передвижников. Его картина висела последней. Она должна была стать «гвоздём» экспозиции, и действительно произвела небывалое впечатление. «Картина моя, — вспоминал Крамской, — расколола зрителей на огромное число разноречивых мнений. По правде сказать, нет трёх человек, согласных между собой. Но никто не говорит ничего важного. А ведь «Христос в пустыне» — это моя первая вещь, которую я работал серьёзно, писал слезами и кровью... она глубоко выстрадана мною... она — итог многолетних исканий...».
 
В начале 1873 года Крамской узнаёт, что Совет Академии художеств решил присудить ему звание профессора за картину «Христос в пустыне». Он отказывается. «Пять лет неотступно Он стоял передо мной, я должен был написать Его, чтобы отделаться». И в то же самое время — признание другу: «Во время работы над Ним много я думал, молился и страдал... Как я боялся, что потащат моего “Христа” на всенародный суд, и все слюнявые мартышки будут тыкать пальцами в Него и критику свою разводить...».
 
Критика выражала свои мысли ещё менее стройно и последовательно, чем художник. Крамского называли нигилистом, революционером, обвиняли в кощунстве, в абстракционизме, в неясности идей. И тут же превозносили. Говорили, что он создал идеальный образ для воплощения современных раздумий над вечной темой служения людям, готовности к подвигу, самоотверженности и мужества... Большое впечатление картина Крамского произвела на Льва Толстого, со временем он открыто стал говорить, что «Христос» Крамского — «это великая вещь», что он понимает этого Христа и видит в Нём глубокую мысль. Известный художник Николай Ге был близким другом Толстого, и писатель всегда восторженно относился к его картинам, особенно на евангельские сюжеты. Тем не менее, в письмах к друзьям писатель признавался, что «у Крамского в пустыне» — «это лучший Христос, Которого я знаю».
 
Картину хотели приобрести многие, но досталась она в конечном итоге П. Третьякову за шесть тысяч рублей (коллекционер даже не торговался с художником и сразу купил его за названную им сумму). Третьяков не раз говорил, что «Христос в пустыне» — одна из его самых любимых картин.
 
Крамской работал ещё над одной большой картиной на евангельский сюжет: «Христос, выведенный Пилатом перед народом». Эту картину он никому не показывал, даже своим близким. Почти никому Крамской не рассказывал её содержания. Но в письме к Репину в начале 1874 года он раскрыл свой великий, истинно глубокий замысел в следующих словах: «Ночь перед рассветом. Двор, т.е. внутренность двора, потухающие костры. Римские солдаты, всячески надругавшись над Христом, думают, как бы убить ещё время, судьи долго что-то совещаются, как вдруг... гениальная мысль! Ведь Он называл Себя царём, так надо нарядить Его шутом гороховым! Чудесно! Сейчас всё готово, и господам докладывают. И вот, всё высыпало на крыльцо, на двор, и всё, что есть, покатывается со смеху. На важных лицах благосклонная улыбка, сдержанная, лёгкая; тихонько хлопают в ладоши; чем дальше от интеллигенции, тем шумнее весёлость, и на низменных ступенях развития — гомерический хохот. Христос бледен как полотно, прям и спокоен, только кровавая пятерня от пощёчины горит на щеке. Не знаю как, а я вот уже который год слышу всюду этот хохот; куда ни пойду, непременно его услышу. Я должен это сделать. Не могу перейти к тому, что стоит на очереди...». Крамской отдал этой картине много творческих сил, но по целому ряду причин она осталась незавершённой.
 
Умер Крамской, как и подобает настоящему художнику, за мольбертом. Шесть часов кряду, превозмогая боль в сердце, писал он портрет доктора Раухфуса, своего семейного врача. На седьмом часу сердце не выдержало. Художник вдруг страшно побледнел, зашатался и, выставив кисть, рухнул на мольберт. Доктор бросился к нему, но было уже поздно...
 
Портрет доктора Раухфуса 
Художник был похоронен на ближайшем к его дому Смоленском православном кладбище, однако в 1939 году прах великого художника был перенесён в Некрополь мастеров искусств (Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры). Тогда же на новом месте погребения установили и новый памятник в виде гранитного обелиска.
 
Подготовил Сергей РАДЕЧКО, г. Минск
3.07.2020



к содержанию ↑
Рассказать друзьям:

Друзья!



Наш портал — не коммерческий, а духовно-просветительский проект.
Мы стремимся сеять разумное, доброе, вечное в мире, где немало скорбей и проблем. Далеко не все из них можно решить с помощью денег. Порой спасает слово, порой книга, вовремя полученная информация. Устное или печатное слово способно нежданно тронуть до глубины души, перевернуть всю жизнь и заставить поверить в Бога,  может возродить и укрепить веру, найти для себя смысл жизни. И всё — благодаря опыту других людей, которые искусно описали то, что пережили и поняли сами.


Если Вам по душе то, что мы делаем, — поддержите нас! Помогите сохранить в мировом интернет-пространстве два по-своему уникальных православных сайта. И помолитесь за упокой души основателя портала — раба Божия Андрея.